Хип-хоп движение

Новости хип-хип движения:






Интервью с Баста

интервью с баста

– Расскажи о своем втором альбоме.
– Второй альбом сейчас записывается и будет экспериментальным, такой взгляд в сторону истоков: олд скул, фанк, хард кор, жесткие инструментальные композиции, клубные треки, баллады, треки с участием независимых МС, песни о любви. Сейчас готово шесть композиций, в конечном варианте песен будет 12. Параллельно пишутся песни к третьему альбому. Во втором альбоме есть лирическая *я, ее зовут Вера. Это одновременно и аллюзия веры, и собирательный образ девушек, с которыми меня сводила судьба. Кроме моих сольных песен, на диске появится дуэт с КРП — трек «Гонки». На концертах я уже исполняю песни из второго альбома и по реакции людей вижу, что я на правильном пути.
– А сам ты как-то отделяешь себя на сцене от себя в жизни?
– Это все зависит от трэка и от настроения. Если я читаю трэк о придуманном герое, «Бэби-бой», например, – это некоторая часть меня. Мне хотелось бы отделять Басту от себя в жизни, но это, к сожалению, не получается. Мой сценический герой соответствует тому, какой я в жизни, но на сцене я сильно концентрируюсь, всего себя пытаюсь вложить в каждое выступление, прожить маленькую жизнь в шесть песен, скажем. И не получается отделиться, потому что это песни жизненные, мои, я переживаю каждый текст.

– Как ты думаешь, может ли белый рэпер достичь высот, заданных черными исполнителями? И в чем разница между белым и черным рэпом?
– Я разделяю рэп на американский, русский, европейский. Мы сильно приблизились к американскому рэпу по качеству музыки, но у нас не очень много качающего рэпа и одаренного. Это редкость.

– Как ты думаешь, к аудитории какого возраста обращены твои тексты, кто может понять глубину текстов?
– Да мне самому бы понять глубину… А так, и шестидесятилетним нравится, и шестнадцатилетним.
– Рэп и вообще песни могут оказать серьезное влияние на людей, повлиять на мировоззрение?
– Да, могут очень сильно.
– Ты уже давно пишешь песни. Можешь проследить, как они меняются с течением времени? и меняются ли?
– Добавилось больше конкретики. Я даже песню написал: «в первом альбоме все было гладко и плавно, а второй будет жестче, I am sorry, мама». Хочется говорить о реальных вещах, и второй альбом будет реально жестче. Телеги, которые не войдут ни в один альбом, это только для меня лично, они вообще достаточно суровы.
– То есть ты жизнь видишь не очень радостно?
– Я не говорю, что не пишу радостные песни, я разные пишу. Просто у меня такое впечатление, что все люди или на измене какой-то, или успокоились. Появилась стабильность, стали зарплаты побольше, и люди успокоились, вроде, и нигде проблем больше нет. Для меня присутствие денег у меня в кармане не избавляет от того, что я вижу, к сожалению. И мне порой не приносят радость деньги у меня в кошельке. Последнее время складывается впечатление, что в моей стране рулят деньги. Не люди, а деньги. Я был в Китае, там по-другому, там есть идея. Они порой плохо едят (сытно, но не очень изысканно), но они работают, они с улыбкой, у них есть общий дом. А у нас у каждого свой домик, и все идет на это: тащить домой, лишь бы дома никто меня не достал. В Европе немного другая история, они уже поработали на свой дом, теперь могут поработать на общий. И там все честнее, человек знает свои права, знает, что судом, например, он может припугнуть, указать на свои права. Вот у меня здесь, дома, украли велосипед мой любимый, – я не пошел в милицию, потому что не верю реально, что милиция может что-то сделать.

– А для тебя существует понятие морали, или ты предпочитаешь жить по своим правилам?
– Я признаю общественную мораль, но у меня есть и свои принципы, которые я выработал путем личных исследований и опыта. Мой основной принцип – давать людям шанс. Ошибившимся, обманувшим, предавшим, давать еще шанс, потому что мне очень часто давали шанс, я за это благодарен. Потом, я сам стараюсь быть честным максимально и следить за своими словами. Я довольно вспыльчивый человек, бывает, вступаю в споры, не всегда корректно – приходится учиться. И уважение к родителям, и вообще к старшим.
Но общественная мораль и система, власть – это разные вещи. Система пытается воспользоваться моралью, использовать общественные принципы в своих интересах. Я придерживаюсь морали, но я против системы. Против того, чтобы служить в армии, если я не хочу. Мне хорошо без власти, я рад, что в моей жизни нет ее практического присутствия. К власти я отношусь с недоверием, не то, чтобы я находился в оппозиции, но мне многое не нравится. Самое страшное – это старики. Не знаю, почему, но меня больше всего мучает вид нищих, голодных стариков. И милиция, конечно. Пишу про это песни, и буду писать – получается так, что я милиции чем-то обязан. К ним отношение не к как к людям, охраняющим порядок и спокойствие, а как ко вспыльчивым дебоширам.

– Можешь ли ты назвать себя приверженцем какой-либо философии, религиозного течения или чего-то подобного? Если нет, то каково вообще свое мировоззрение? Можешь дать краткое резюме?
– Я себя причисляю к православному христианству, я крещеный. Но могу сказать, что я вольнодумец, нахожусь постоянно в поиске. Самое большое мое достижение – что я не боюсь Бога. Было время, я неверно понимал православное христианство…
– А чего боишься?
– Боюсь за тех, кто рядом, за родителей. Они уже люди в возрасте. И время неспокойное. За себя не боюсь, когда я один – мне спокойно, я с любым могу поговорить. Нет, ну есть, понятно, психи с ножом… Но поговорить с кем-то мне не страшно, много разговаривал.
– А возможна ли полная гармония в мире?
– Она возможна. Оказывается, проведены были исследования, и было доказано, что если бы не неблагоприятные для человеческого организма условия, то человек мог бы жить 1000 лет. Если бы не плохая еда, войны, стрессогенные ситуации… На генетическом уровне у нас есть память о том, что мы жили когда-то долго, счастливо, беспроблемно. У любого спросить – есть ли возможность гармонично жить? И любой ответит, что есть, правда, не будет знать, как это сделать. Почему-то есть в голове эта мысль, что можно жить нормально.
– Что ты думаешь о Боге? Что стоит за этим понятием? Что такое Бог?
– Идеал, эталон, абсолют. Безграничная, стопроцентная любовь и милосердие. Я в это верю.
– Что такое любовь? Любовь к Богу, миру, женщине?
– Любовь к женщине – это, ради чего я живу. Меня упрекают, что я много о любви пишу, о счастливой, о печальной, о грустной, о всякой… Мне нравится эта тема, потому что здесь присутствует что-то божественное. Чувствуя любовь, я чувствую что-то нереальное, неподвластное мне. Во мне находится что-то не мое, божественное. Когда я влюбляюсь, к сожалению, это часто происходит – в образы, в девушку – я очень себя хорошо чувствую, мне хочется писать песни. Создаю себе искусственную весну.
– Помнишь ли обстоятельства, при которых первый раз влюбился?
– Я-то помню обстоятельства… Мне было тогда 9 лет. Обстоятельства обычные, школа… Но после этого я влюблялся миллион раз. Как я себя сам, цинично причем, ни осаживаю, я понимаю, что я влюбчив до неприличия. Мне нравится это состояние, это присутствие женщины какой-то в моей жизни, ее образа, слов, это помогает двигаться вперед.

– Что ты поешь, когда сидишь в компании друзей?
– Я очень люблю хиты, которые крутятся по радио. Я беру какую-нибудь песню в оборот, и на два месяца она у меня не вылазит из головы. И я начинаю коверкать слова, придумывать новые рифмы в той мелодии, в которой поется песня. Мне очень нравились старые песни Ляпис-Трубецкого. Нравится слушать зарубежные песни, когда я не представляю, о чем поет певец или певица. Мне нравится самому награждать песню смыслом. Мне очень близок шансон. Возможно, как рэпер для рэперов я попсовый. Нравится Трофим, очень крутой шансонье. Я люблю сам горланить, придумываю на ходу баллады на дурацко-английском.

– Как ты относишься к пиратам?
– Плохо.
– А сам покупаешь пиратские диски?
– Да. Я в принципе пират, у меня музыка с Интернета скачивается. Я отношусь к ним плохо, но меня это не парит. Почему плохо отношусь – потому что их покрывает закон, или не может с ними справиться. Я приехал в Ростов, — меня там все знают в лицо — подхожу к киоску, а там мой диск пиратский продается. Продавщице самой стало совестно.
– А что такое для тебя успех? Это трудно или приятно? Что чувствуешь, когда узнают на улице?
– Это приятно. Ненавижу людей, которые говорят, что успех – это трудно. Трудно достичь успеха, это работа. Тот, кто трудится для достижения успеха, тот воспринимает его как нечто естественное, как зарплату. Подходят люди, берут автографы – как это может парить, когда говорят: «Мне твоя музыка очень нравится».
– А то, что на концерты приходят тысячи людей – это как-то впечатляет?
– Да, это убирает просто. Но по большому счету размер зала не важен, пусть зал будет маленьким, но полным. Но при пустых залах, слава Богу, не приходилось выступать.

– Как любишь отдыхать?
– Я понял, что отдыхать я не умею совершенно, в голове постоянно рифмы, идеи, не дают покоя незаконченные треки… Я не могу просто лежать на море и загорать, недавно вот был на море, так для меня это самое страшное мучение. Для меня важен экшн, вот катание на сноуборде – это отдых, с нетерпением жду снега и зимы.
– Ты вообще форму физическую поддерживаешь?
– Да, я делаю ци-гун.

– Что читаешь?
– Исторические романы, фэнтези.
– Какие книги произвели впечатление?
– Мне нравится советская социальная фантастика, Булгаков, например, «Мастер и Маргарита». Я воспринимаю Булгакова как нереально крутого фантаста. Очень нравится «12 стульев», это реально социальная фантастика. При всем моем желании у меня не получается увидеть социум таким веселящим, стегаться над этим. Я сам человек веселый, если в компании, а когда сажусь за бумагу, беру ручку — тяжелею сразу. У меня бывают такие импровизации, что я в шоке от самого себя, а когда пытаюсь потом вспомнить и записать – не получается. Я как-то ехал со студии, и по «Юмор FM» передавали бенефис Арканова, он говорил про дело врачей, Ленина, – я так смеялся, тут же развернул тему, очень было смешно, а вспомнить потом не смог.
– Получается, что ты не чужд политики? Можешь себя представить политиком?
– Конечно. Из таких, как я, которые ничего не делают, только пишут и говорят, и получаются политики. Я – потенциальный политик фракции «Яблоко». Я могу быть политиком, проповедником, вещать, быть в центре внимания, рассказывать, втирать. Я с иронией к этому отношусь, конечно, и к политике, и к себе – и к своим злым состояниям, сумрачным. Другого шанса нет, надо жить весело.
– Ну а в детстве ты чем интересовался?
– В детстве я вообще не разговаривал. Я умел говорить, но, как в анекдоте, — повода не было. Мама удивляется, что я так много говорю, меня нельзя заткнуть, потому что в детстве не хотел говорить совсем, играл просто. Я был большой фантазер, выдумывал себе миры, идеи были разные. У меня под ванной в кафельной кладке было маленькое окошко, я хотел прорыть подземный ход почему-то в Ирак. Тогда была война, я подбивал всех, и хоть сам отдавал себе отчет в том, что это игра, но так вовлекался… Музыка мне нравилась, я занимался.

– А как ты думаешь, для чего люди вообще ходят на концерты?
– Людям нужен праздник, общение. Для кого-то артист – это идеал, для кого-то как священник, которому можно выплеснуть все эмоции, кричать, веселиться. Все зависит от уровня доверия к артисту. Ходят на концерт, чтобы найти то, чего у самого нет, и заполнить себя этим. Сам я хожу обязательно на концерты одного московского рэпера, Гуфа, их мало, к сожалению, бывает.
– Ты говоришь, человеку нужен праздник. А твой праздник жизни какой?
– Когда вокруг немного близких людей, много чая и разговоры ни о чем. Много людей, движения – это для меня связано с работой.

– Ты снялся в художественном фильме?
– Да, в перерывах между студийной работой и репетициями. Это полнометражный художественный фильм. Съемки в Китае. По сюжету мы с товарищами втягиваемся в авантюру по поиску и перевозке контрабандного чая. Возникают разные приключения, в том числе – встреча с китайскими рэперами, сыгравшими в фильме торговцев чаем. Встреча с чайными торговцами разыграна как пародия на гангста-фильмы, с полным набором крутых парней, разборок, пальцев веером и всего такого. Ну и, кроме того, еще снимался в психиатрической комедии «Рвы» по пьесе Олега Груза, она сейчас в постпродакшене. Мы там спели несколько песен вживую, сыграли самих себя.
– Насколько тебе интересно кино? Смог бы ты стать актером и забросить музыку?
– Мне очень нравится сниматься в кино. Есть большая мечта сыграть жулика. Я в Ростове очень много видел таких людей, мне импонирует эта внешность, образ. Я, считай, сыграл кутилу, хулигана, добывающего чай – очень большая роль, как оказалось за монтажным столом. Сейчас еще будут досъемки, я буду играть дедушку, себя в старости.

– Кто реально крут как музыкант и поэт, и в то же время успешен коммерчески? Это возможно?
– Ну я, допустим. Не то чтобы я крутой поэт, но поэт, я могу себе позволить писать о чем хочу. Крутой поэт Гуф. Коммерчески успешный поэт, музыкант из наших — Земфира.
– Каких-то поэтов читаешь?
– Мой любимый поэт Маяковский, и мне не особо нравится его ранний футуризм, больше стихи поздне-советского периода. Например, стихотворение «Сифилитик», про расовую дискриминацию, свободу. У него открытые стихи и очень крутые, и сам он как человек внушает. Или Высоцкий, его умение писать минимал, только то, что нужно.

– Где тебе уютней – в жизни или на сцене?
– На сцене.
– А что для тебя самое важное в том, что ты делаешь?
– Самое важное в рэпе – слова. Важнее слов, лирики, в рэпе нет ничего. Ну, лично для меня. Не важно, в каком стиле решена музыка, саунд, бит, важно – о чем лирика, о чем говорит человек. Текст должен быть слышен по-любому. Это уже если дальше идти, то придумываешь припевы, проигрыши, соло, аранжировки, — чтобы сделать песню интересной для слушателя. И теперь я понимаю, что вообще не важно, подо что читать рэп. Могут играть рок-музыканты или струнный квартет. Мы играли как-то со струнным квартетом, по партитуре, — получилось очень интересно..

 


Читайте:


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить



Русский хип-хоп:

MCS

News image

Настоящее имя: Михаил Грешилов, дата рождения: 19.12.1979. Любит выпить

Грани

News image

ГРАНИ образовались летом-осенью 99 года. Первый год своего существования они не были Кастовой группой.

Интервью со ST1M'ом

News image

Привет, St1m!

Bad Balance - Легенды Гангстеров

News image

Homies - vatos, brothers - sisters, niggaz - bitchez, прошу любить и жаловать: Bad balance «Легенды гангстеров».

Направления:

OLD SCHOOL RAP

News image

Оld School Rap используется очень быстрыми rap музыкантами, которые были выходцами из New York Cit...

POLITICAL RAP

News image

Пытаясь двигаться вперед, оставляя позади атмосферу вечеринок в стиле old-school rap, а также движ...

RAGGA

News image

Стиль Ragga относится к reggae, где используется фоновая инстументальная музыка (или другие разноо...

Авторизация


Интервью:

B.o.B. presents Bobby Ray: через тернии к звездам

Bobby Ray Simmons Jr. прошел путь от “микстейпенг-рэпера” до успешного артиста с хитами в топ-чартах всего мира.  

Curren$y: Я даю зрителям больше, чем просто выступление

Шанте Curren$y Франклин уже несколько раз подбирался к тому, чтобы стать звездой, но подходящего случая все никак не возникало.  

Eminem: Таблетки выключили мне мозг

Вряд ли нужно напоминать, как удачно судьба Эминема однажды вписалась в голливудский сценарий.  

Lloyd Banks говорит о планах на будущее

Lloyd Banks дал интервью журналу Signature Hits , где рассказал о себе, о новом альбоме и о планах на будущее.  

Новые рецензии:

Fat Joe - Darkside Vol.1

15-летний цикл замкнулся. Fat Joe когда-то воспел подворотни Южного Бронкса.  

Rick Ross - Teflon Don

Rick Ross – легкая мишень. Над ним хочется подшучивать просто за ради красного словца, благо, поводов предостаточно: работа в тюремной охране, рэпп...

Curren$y - Pilot Talk

Curren$y – кто его знает? Мужчине почти тридцать, был подписан на No Limit когда-то, затем на Young Money, но сотрудничество с сильнейшими лейблами ...

Eminem - Recovery

Сайт Rap.Ru существует уже некое продолжительное количество времени и авторский коллектив тоже претерпевал изменения. Одно было вечным – все стремил...

Брэйк-данс часть культуры:

Появление брейк-данса

News image

В конце шестидесятых, начале семидесятых годов появились люди, которые стали своеобразно двигаться под музыку.  

Что такое брейк-данс

News image

Брейк-данс - это такая болезнь, от которой очень тяжело вылечиться (а лучше не лечиться). У подверженных этой заразе проявляются такие симптомы, как...

Оргалит - универсальный пол для брейкинга

News image

Что такое оргалит для би-боя? Это то же что и земля для зверя, воздух для птицы, вода для рыбы... это то, без чего танцору брейка тяжело, скорее даж...

Рождение хип-хопа:

Что такое Rap и что такое Hip-Hop

News image

Hip-Hop В терминологии rap музыки, Hip-Hop обычно относят к культуре рисующей на стенах домов, танцующей breakdance и крутящей винил в дополнение к...

Что такое хип-хоп

News image

Субкультура хип-хопа была рождена на пыльных улицах больших городов, среди высотных домов, многочисленных за­водов, рабочих кварталов и шумящих авто...

Хип-хоп умер: да здравствует хип-хоп!

News image

Начав из туманного далёка, скажу, что современные западные культурологи и искусствоведы всё чаще стали излагать на публике свои домыслы о разного ро...